Чайковский Пётр Ильич

Страна: 
Россия
Годы жизни: 
1840-1893

Музыка П. Чайковского сопровождает учащихся с первого класса.  Это, конечно, пьесы из "Детского альбома" и цикла "Времена года", фрагменты из опер и балетов, концертов и симфоний... Постепенное  накопление слухового опыта позволяет при каждой новой встрече с музыкой великого композитора проникать все глубже в его индивидуальный композиторский стиль, в котором ясно слышны русские национальные черты - распевная, задушевная лирика или привольный могучий простор. Но при этом и тонкая интеллигентность, глубокий психологизм, трагедийный пафос его творчества должны оказаться в центре внимания в основной школе.

Погружению в стилистические особенности музыки П. Чайковского поможет вальс. Вальсовость – одно из ведущих жанровых начал в музыке П. Чайковского. Многие страницы его музыки рождены  вальсовыми ритмами, являя нам музыкальные образы, подчас очень разные по содержанию.

Посредством вальсовости выявляются связи музыки П.Чайковского с традицией городской русской музыкальной культуры, городским романсом, а также с традицией поэтизации жанра вальса в русской музыке, заложенной М. Глинкой в его гениальном «Вальсе – фантазии». После повторения знакомых с начальной школы вальсов П.Чайковского, обязательно предложите  учащимся послушать упоительный вальс из «Серенады для струнного оркестра».

Становится возможно выявить характерные стилистические черты индивидуального композиторского почерка П. Чайковского, доступные учащимся. Прежде всего, важно показать интонационные связи многих лирических тем композитора, как бы «выливающихся из вершины»:

  • тема лебедей из балета «Лебединое озеро»,
  • тема II части IV симфонии,
  • тема последней арии Ленского,
  • тема из письма Татьяны «Кто ты, мой ангел ли хранитель» из оперы «Евгений Онегин»,
  • побочная партия увертюры-фантазии «Ромео и Джульетта» и т.д.),

...генетическую связь интонационного языка с городской песней, бытовым романсом.

Однако, знакомясь с характерными приметами композиторского почерка Чайковского, нужно все время направлять внимание учащихся от формы к содержанию, смыслу звучащей музыки. Ведь главной задачей является осознание учащимися психологического содержания творчества композитора: красоты и интенсивности переживаний, нравственных исканий и страданий человеческой души, а также попытка в процессе восприятия музыки подняться до высоты сопереживания, сострадания лирическому герою композитора. Ключевыми в этом смысле являются слова Ф. Достоевского:

«Сострадание есть важнейший, если не единственный закон бытия человечества»,

которые, являются ключевым эпиграфом к уроку, посвященному шестой симфонии композитора, его лебединой песне, гениальной кульминации его творчества.

Симфоническое творчество Чайковского

Симфония для Чайковского – «самая лирическая из всех музыкальных форм, не должна ли она выражать все то, для чего нет слов …»

Чайковский, прежде всего, симфонист, и это проявляется у него практически во всех жанрах: операх, балетах, симфониях и программных симфонических произведениях, концертах и камерно-инструментальных сочинениях.

Симфонизм - муз.- эстетич. категория, подразумевающая как метод художественного отражения действительности в музыке, так и продиктованный им характер музыкальной драматургии и мышления. (Большой энциклопедический словарь Музыка. М., 1998.– С.498)

Принципы «симфонизма» Чайковского распространяются даже на его балетную музыку. До него структура балета имела преимущественно концертную форму - танцевальные номера, многочисленные дивертисменты, не имеющие прямого отношения к действию. В таких условиях, казалось бы, никакой симфонизм в принципе невозможен. Тем не менее, балеты Чайковского – это музыкально-хореографические произведения, имеющие сквозное симфоническое развитие.

Опираясь на сложившийся в творчестве М.И.Глинки синтез интонаций городской и крестьянской песни, бытового романса, на интонационный словарь романтической эпохи, Чайковский создал свой мелодический язык, способный и к воплощению тончайших душевных движений, и к обобщению масштабных идей. Все выразительные средства его музыки (мелодия, гармония, оркестровка, форма произведения) обладают огромной силой экспрессивного воздействия.

Великий симфонист, Чайковский явился творцом произведений, отмеченных исключительной интенсивностью развития тематического материала, глубиной его преобразований. Среди сочинений для оркестра главное место занимает симфония. Считая её «исповедью души», продолжая тем самым линию, идущую от 40-ой симфонии Моцарта и «Неоконченной» симфонии Шуберта, Чайковский в то же время развил традиции бетховенского симфонизма, связанные с острой конфликтностью, с философско-драматической трактовкой жанра; трагедийная линия симфонизма достигла кульминации в 6-й симфонии. Те же принципы претворены и в программных произведениях (увертюра-фантазия «Ромео и Джульетта»; «Франческа да Римини». и др.).

Качествами, характерными для симфонических произведений, отмечены сочинения в других инструментальных жанрах (1 -й концерт для фортепьяно с оркестром , концерт для скрипки с оркестром, фортепьянное трио «Памяти великого художника», посвященное Н. Г. Рубинштейну, др.), а также многие романсы («День ли царит», «Благословляю вас, леса», «Я ли в поле да не травушка была» и др.) и произведения для музыкального театра. В опере «Евгений Онегин» Чайковский создал уникальный образец «лирических сцен». «Пиковая дама» — пример оперы-симфонии, где оперные формы сочетаются с закономерностями симфонии. Чайковский явился новатором в области балетной музыки: создал высокохудожественные произведения, также насыщенные симфоническим развитием («Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Щелкунчик»).

Симфонизм Чайковского тесно связан с предшествующей ему русской музыкой, в первую очередь с творчеством Глинки. Он продолжил глинкинские опыты симфонизации бытовых жанров. По своей философской насыщенности и динамике развития симфоническое творчество Чайковского связано с творчеством Бетховена. Только бетховенский тип симфонизма мог воплотить мощный драматизм его художественных идей. От Бетховена Чайковский унаследовал арсенал средств тематического развития, динамическую трактовку всей формы. Это сказывается, например, в разработках, построенных по принципу последовательно нарастающих волн, в трактовке коды, которая представляет собой как бы 2-ю разработку и содержит более высокую кульминацию развития («Ромео и Джульетта», 1 ч. 4 и 5 симфонии). В письме к Танееву Чайковский указывает, что по общему содержанию Четвертая симфония близка Пятой Бетховена – и идейно-философской концепцией и гениальным финалом и знаменитым «фатумом» трубной фанфарой: «Так судьба стучится в дверь».

Именно Чайковскому впервые после Бетховена удалось создать симфонические произведения, монументальные по своему идейному содержанию и обладающие способностью широчайшего общественного воздействия. Чайковскому, правда, были чужды социально-героические идеи.

Симфоническая музыка, наряду с оперной, была главной областью творчества Чайковского. Композитор считал симфонию высшей формой музыкального искусства, способной наиболее полно отразить состояния человеческой души. Симфоническое творчество Чайковского разнообразно по жанрам: это симфонии, одночастные программные произведения, оркестровые сюиты, инструментальные концерты.

Многие из них программны, причем композитора, всегда привлекали остродраматические сюжеты Шекспира, Байрона, Данте, Островского, раскрывающие мир чувств и страстей человека, сложные отношения личности и окружающего мира. Три последние симфонии Чайковского (Четвертая, Пятая и Шестая) и симфония «Манфред» стали подлинными лирико-философскими «инструментальными драмами», отразившими все коллизии борьбы героя за счастье, всю глубину его размышлений о смысле и цели человеческой жизни.

Композитор всегда тяготел к воплощению в творчестве напряженных драматических концепций. Это и определило наличие в его симфоническом творчестве остроконфликтного начала, целеустремленного динамического развития. Высокая степень философской обобщенности всегда сочетается у него с реалистической конкретностью содержания.

Важнейшими вехами на пути к зрелому симфонизму явились его увертюра-фантазия «Ромео и Джульетта» и «Франческа да Римини». Но еще более значительной вехой явилась для него 4-я симфония – 1-е философски-обобщающее произведение Чайковского, посвященное центральной теме его творчества – теме «фатума». Но он не отказывается от прежних образов и настроений, они являются здесь в новом контексте. Каждая из 3-х симфоний (4,5,6) неповторима. Но между ними гораздо больше общего, чем различного. Все 3 произведения трактуют в сущности 1 тему – тему трагического единоборства человека (жизни) с неумолимой судьбой (смертью). С наибольшей полнотой эта концепция развита в первых частях симфоний. Глубокий, коренной контраст основных 2-х тем экспозиции – 1-я важнейшая черта этих частей. Смысл контраста: противопоставление трагической действительности и мечты о счастье.

Особенности оркестрового мышления Чайковского

Необходимо на уроках также  показать и своеобразие оркестровых тембров П. Чайковского («зловещая медь», струнно-смычковые звучащие в кульминационных моментах). Кроме симфонии №6, важно обратиться на уроках к I части симфонии №4, а в тестах познакомить детей с фрагментами симфонии №5, фрагментами увертюры – фантазии «Ромео и Джульетта» и др.

Очень редко произведения Чайковского в оркестровке содержат видовые инструменты в качестве колористических; они в его оркестре предназначены, в основном, для насыщения звучания всей группы. Композитор предпочитает чистые тембры, редко смешивая их; трактует инструменты согласно их мелодико-психологической природе.

Характерными признаками индивидуального композиторского стиля Чайковского являются: широта и вокальная напевность мелодического изложения тем, преобладание в них нисходящих интонаций, поручение лирической темы кларнету, скорбных интонаций альт-гобою, тромбонам и трубам образа рока.

Своеобразно использует Чайковский горизонтальное противопоставление групп, иногда поручая целые темы и разделы одной группе. Примером тому может служить III часть (Скерцо) Четвертой симфонии: здесь струнные pizzicato, деревянные, а затем и медные инструменты на протяжении всей части нигде не смешиваются. В подобных случаях в каждой группе представлены все оркестровые функции.

Другая характерная черта — принцип тесситурной и гармонической «свободы действий» главного мелодического голоса, которому в том же регистре никто не мешает. Таким образом, и тембровое решение, и голосоведение способствуют предельной рельефности звучания мелодии.

Для оркестровки Чайковского типичны и такие, заложенные Глинкой принципы, как экономия оркестровых средств, строгий расчет в смене тембров или тембровых комплексов, скромность состава оркестра, прозрачность оркестровки.

Важная драматургическая роль тембров проявляется и в том, что они часто ассоциируются с конкретными образами героев или образными сферами. Так, в экспрессивном пении струнных чаще всего слышится голос человеческих чувств, а грозное звучание медных во многих случаях связывается с вторжением враждебных человеку сил. Придавая оркестру ярко выраженное драматургическое значение, Чайковский развивал традиции Бетховена; в свою очередь, его наследниками в этой сфере явились Скрябин, Рахманинов, Малер, Шостакович и многие другие композиторы.

Использованная литература

  1. Асафьев Б.В. О музыке Чайковского. Избранное. – Л., 1972
  2. Большой энциклопедический словарь Музыка. - М., 1998
  3. Прибегина Г.А. Петр Ильич Чайковский. Музыка. - М., 1986
  4. Рачина Б.С. Технологии и методика преподавания музыки. - СПб., 2005.
  5. Чайковский П. Полное собрание сочинений: Литературные произведения и переписка. – М., 1953-1981
Что рассказать из биографии?
1-2
Его любили все, как и он любил всех

Чайковский – самый известный русский композитор. Его музыку любят во всем мире и взрослые и дети.

Когда он сам был маленьким мальчиком, его очень любили все домашние. У Чайковских была большая семья. Пятеро детей вместе играли, учились, ходили  с гувернанткой на прогулки. Но Петруша как-то по особенному выделялся среди своих братьев и сестер. «В классе нельзя было быть старательнее и понятливее, во время перемен же никто не выдумывал более веселых забав; во время общих чтений … никто не слушал внимательнее, а когда в сумерках под праздник дети по очереди рассказывали что-нибудь, никто не фантазировал прелестнее…» (из воспоминаний гувернантки Фанни Дюрбах)

Уже став взрослым, Петр Ильич не смог создать семью, и своих детей у него не было. Но также как когда-то к нему самому, он с нежностью и лаской относился к своим племянникам. А одному из них – Володе Давыдову он даже посвятил свою музыку.

На самом деле, «Детский альбом» П.И. Чайковского стал настоящим подарком не только для одного девятилетнего мальчика, но и для всех детей на свете.

2-3
Стеклянный ребенок

Фанни Дюрбах – гувернантка, которая воспитывала маленького Петю Чайковского вместе с его братьями и сестрами, отмечала его необычайную впечатлительность и старалась обходиться с ним очень осторожно. Обидеть его мог каждый пустяк.  Она говорила, что это был «стеклянный» ребенок. После занятий или долгих фантазирований на фортепиано он приходил к ней всегда нервный и расстроенный.

Однажды у Чайковских были гости, и весь вечер прошел в музыкальных развлечениях. Петя сначала был очень оживлен и весел, но к концу вечера так утомился, что ушел наверх ранее обыкновенного. Когда Фанни через несколько времени пришла в детскую, он еще не спал и с блестящими глазами, возбужденный плакал. На вопрос, что с ним, он отвечал: «О эта музыка, музыка!» Но музыки никакой не было в эту минуту слышно. «Избавьте меня от нее! Она у меня здесь, здесь, – рыдая и указывая на голову, говорил мальчик, - она не дает мне покоя!»

2-4
Я - русский в полнейшем смысле этого слова

Родина Чайковского – уральский городок Воткинск. Его папа был начальником Воткинского  «железоделательного» завода, где отливали якоря, корабельные цепи, делали другие детали для пароходов. Но город был небольшим и мало чем отличался от деревни. По утрам здесь пели петухи, а вечером со стороны заводского поселка звучала выразительная русская речь, доносились привольные русские песни.

Чайковский полюбил их на всю жизнь. «Я вырос в глуши, с детства, с самого раннего, проникся неизъяснимой красотой … русской народной музыки, … я русский в полнейшем смысле этого слова» – говорил он.

Когда Чайковский переехал из Петербурга в Москву, то его любимым развлечением стали длинные прогулки по Москве и окрестностям. Чего только не увидишь и не услышишь, бродя почти целый воскресный день по древнему русскому городу! Каких только песен не поют и в самой Москве, и на окраинах, и в пригородных усадьбах!... И композитор с увлечением собирал, записывал народные песни. А некоторые мелодии даже использовал потом в своих сочинениях.

3-4
Непреодолимое влечение

В доме Чайковских часто звучала музыка. Необычайный слух и музыкальная память проявились в мальчике очень рано. Он очень любил слушать в исполнении матери популярный тогда романс Алябьева «Соловей». Маленький заводной инструмент –органчик-оркестрина познакомил его с мелодиями итальянских композиторов и музыкой Моцарта. Он слушал оркестрину вновь и вновь с огромным наслаждением, «святым восторгом», – как он сам потом вспоминал об этом.

В 4 года Петя сочинил свое первую пьеску под названием «Наша мама в Петербурге». В 5 лет он совершенно верно подбирал на фортепиано то, с чем познакомила его оркестрина, и обнаруживал такую любовь к игре, что когда ему запрещали быть у инструмента, продолжал на чем попало перебирать пальцами. Однажды увлекшись этим немым бренчанием на стекле оконной рамы, он так разошелся, что разбил его и очень сильно ранил себе руку. Это происшествие послужило поводом к тому, что родители серьезно обратили внимание на непреодолимое влечение мальчика и пригласили для него учительницу музыки.

5-6
Лучший друг

Даже будучи признанным талантом, Чайковский не был обеспеченным человеком. Поступив в консерваторию, он зарабатывал на жизнь частными уроками. Начинающий композитор вынужден был то и дело залезать в долги, и потому не гнушался и другими приработками. Однажды даже встал вопрос о месте ночного сторожа на Сенном рынке!

Будучи преподавателем Московской консерватории он получал профессорское жалованье, по педагогическая работа тяготила его. Она отнимала время от главного призвания – сочинения музыки.

Все изменилось в 1876 году, когда горячая почитательница его таланта миллионерша Надежда Филаретовна фон Мекк решила оказывать ему материальную поддержку. «Велико ваше назначение на земле» - писала она композитору.

Отношения их приобрели тем более своеобразный характер, что они никогда не виделись, и общение их ограничивалось перепиской. Он был бесконечно признателен ей и в то же время восхищен той деликатностью и тактом, с каким она поддерживала его благополучие.

Благодаря Н.Ф. фон Мекк, Чайковский смог навсегда отказаться от педагогической работы. Теперь он мог по своему желанию переезжать с места на место, живя то у сестры в Каменке, то в богатых имениях фон Мекк, то путешествуя за границей. И везде где он бывал, он с полной душевной энергией отдавался своему призванию – сочинял музыку. Можно смело сказать, что без поддержки Надежды Филаретовны, у композитора просто не хватило бы времени и сил на многие шедевры, которыми сегодня восхищается все человечество.

6-8
Мировое признание

В 1887 году Чайковский выехал в первое концертное заграничное турне: он выступал как дирижер со своими сочинениями в Лейпциге, Гамбурге, Берлине, Праге, Париже, Лондоне. Концерты его превращались в триумфальное шествие по Европе… Композиторы Григ, Дворжак, Брамс, Сен-Санс, выдающиеся артисты и музыканты Европы стремились сблизиться с ним. Успех его сочинений и искренние восторги публики трогали Чайковского, который при этом по-прежнему оставался скромным и застенчивым человеком. «…это один из знаменательнейших дней в моей жизни… - писал Чайковский после одного из концертов в Праге. – Господи! Сколько было восторгу! И все это совсем не мне, а голубушке России!»

Но каким бы восхищением и признанием ни был окружен Чайковский, он не мог оторваться от России надолго: его охватывали тоска и раздражение, он начинал считать дни и часы, отделявшие его от родной среды и родной природы. Русская речь, русский тип красоты, характер, склад ума невыразимо привлекали и волновали его.

Его положение как художника не оставляло, казалось бы, желать лучшего: он получил уже всемирное признание, педагогическая работа не отрывала его от творчества… Он много путешествовал и по России и за границей, то наслаждаясь своей свободой, то тяготясь этой жизнью странника – «блуждающей звезды», как он говорил, и мечтая о постоянном уголке где-нибудь недалеко от Москвы.

Таким уголком стала усадьба в Клину, где были созданы 6-я симфония, и ряд других его последних сочинений